Что закапывают в землю

Что закапывают в землю

Сегодня закапывание на пляже своего приятеля по шею в песок является всего лишь безобидной шалостью. А когда-то это было страшной пыткой или даже казнью. И в том, и в другом случае жертва испытывала ни с чем несравнимые мучения.

Погребенные заживо

Погребение осужденного заживо практиковалось во многих странах. Так еще в Древнем Риме казнили языческих жриц, которые нарушили обет девственности. Жриц закапывали в землю, предварительно оснащая их пищей и водой в таком количестве, чтобы их хватило ровно на сутки. На Украине осужденного за убийство заживо хоронили в одном гробу с его жертвой. А в Средние века в Италии закапывали преступников, нераскаявшихся в содеянных ими убийствах.

На заре христианства таким же способом язычниками были казнены многие христианские святые, получившие позже звание мучеников.

По шею в земле

Кроме погребения заживо, существовал и другой – более мучительный вид казни. Это закапывание преступника в землю по горло. Так поступали с некоторыми осужденными в XVII – XVIII веках и в России. Подобное наказание было предусмотрено преимущественно для женщин, лишивших жизни собственных мужей. Это было прописано даже в своде законов «Соборное уложение», датируемом 1649 годом: «… жена учинит мужу своему убийство или окормит его отравою, за то ее казнити — живую окопати в землю, покамест она умрет».

Непосредственно перед казнью в людном месте, огороженном невысоким забором для того, чтобы зеваки могли наблюдать за мучениями жертвы, выкапывали глубокую и узкую яму. Осужденной женщине связывали за спиной руки, а затем опускали ее в землю. Промежутки между телом и стенами ямы заполнялись почвой, которая тут же тщательно утрамбовывалась с помощью деревянных молотков или кольев.

Возле преступницы, вплоть до ее смерти, круглосуточно дежурил стражник. Он не допускал к осужденной сердобольных граждан, которые пытались тайком дать жертве еду или воду. Все, что разрешалось оставлять неподалеку от торчащей из-под земли головы, это свечи и мелкие деньги на гроб.

Как умирал осужденный?

Обычно жертва такого рода казни умирала долго и мучительно: от нескольких часов до нескольких суток. В среднем женщины выдерживали не более 4-6 дней. Однако историкам стал известен один случай, когда некая Ефросинья, приговоренная к смерти в 1731 году, прожила в земле ровно месяц. Однако ученые склоняются к мысли о том, что Ефросинью кто-то кормил или, по крайней мере, давал ей пить.

Наиболее частой причиной смерти женщин являлось обезвоживание организма. Однако мучились осужденные не только от жажды. Дело в том, что утрамбованный грунт сдавливал грудную клетку, и сделать нормальный вдох было практически невозможно. К тому же стражники следили за состоянием ямы и с каждым днем все плотнее утаптывали землю. Именно поэтому второй причиной смерти приговоренной была асфиксия, то есть удушье.

Кроме того прохладная земля зачастую вызывала переохлаждение организма, доставлявшее дополнительные мучения жертве.

«Кто-нибудь хочет быть похороненным заживо?» — спросила в Сети как-то подруга. Я подумала и решила, что хочу.

Самозахоронение — это практика, которую одни называют эзотерической, а другие — психологической. Суть в том, что с помощью разных техник человека закапывают в землю так, чтобы он мог дышать, и оставляют там на некоторое время. Считается, что во время этого человек осознаёт иррациональные страхи и избавляется от них, учится доверию и принятию.

«Под доской»

Есть два основных варианта закапывания. Первый — под доской. Могилка такая, как горизонтальный погреб, длинная яма, кладется туда человек, укрывается полиэтиленом, чтобы земля не просыпалась, и сверху доски лежат. Сверху все это еще засыпается землей, и он лежит, дышит через трубочку. Я в первый раз закапывалась именно в таком варианте. Конечно, если под доской, то закапываться меньше, чем на три часа, смысла нет. У нас будет другой вариант, — рассказывает ведущая тренинга Светлана Пилатова.

Светлана, преподаватель эзотерической школы «Магический путь», не в первый раз делает такие выезды с самозахоронением для всех желающих. Сама она мечтала «похорониться» много лет, но никак не могла найти товарищей, которые бы ее закопали. Когда же нашла таких же неопытных энтузиастов, то в первый же раз познакомилась с необходимостью тщательно продумывать технику безопасности: «Взяли человека, укутали его в спальник, укутали полиэтиленом, дали ему длинную трубку — метра два-три длиной, от стиральной машинки. Стали закапывать, сыпать землю — жалко. Решили какие-то ветки на него положить, чтобы земля не так сильно давила. В итоге на человека положили сверху дрова, засыпали его землей сверху метра на два. Он в трубку мычит: „Вытащите меня отсюда, плохо мне“. А ребята между собой: „Да нет, это он боится просто, давайте не будем слушать, уйдем“. Но все-таки более опытный товарищ сказал, что так нельзя. Раскопали его. Палки, которые сверху лежали, впились ему прямо в тело, земля на них сверху давила — в общем, достали его всего в синяках», — говорит Светлана.

Читайте также:  Размещение построек на 6 сотках

Впрочем, неудачным оказался только первый опыт. Уже следующее погребение прошло вполне успешно — «под доской». С тех пор Светлана практикует много лет. Десятки раз она закапывалась сама и несколько раз в год организовывает выездные тренинги.

Нам предстояла другая практика погребения: менее опасная, чем та, которую пережил неудачливый энтузиаст, но более страшная, чем «под доской». По крайней мере, как нам объясняли опытные «самозахоронщики», это более страшно.

Мы должны будем вырыть себе могилу, лечь туда, закутавшись в дождевик (для тепла), а закапывающие будут бросать землю прямо на нас.

Меня закапывают

Символ похорон

Психологи утверждают, что практика самозахоронения может быть эффективной, но опасной.

«Символические похороны в том или ином виде вполне себе применяются в танатотерапии, той части психотерапии, которая занимается помощью человеку при его соприкосновению со смертью, будь то паллиативная помощь терминальным больным или невротический страх смерти. В терапии зависимостей метод также применяется и довольно успешно себя зарекомендовал. Собственно, закапывание — наверное, одна из наиболее экстремальных методик из арсенала танатотерапии, и потому — с наиболее непредсказуемым эффектом», — говорит «Ридусу» психолог Андрей Четвериков.

Даже внешне благополучный человек может дестабилизироваться и выдать какую угодно реакцию, что говорить о людях, страдающих физическими заболеваниями или психическими расстройствами. Соответственно, применять ее имеет смысл, только если это действительно необходимо и более щадящие методы не помогли. И применять ее могут только специалисты и только после довольно широкого комплекса диагностических процедур.

Люди, продающие эту услугу под эзотерическим соусом, равно как и люди, ее покупающие, делают это на свой страх и риск, — заключает специалист.

Меня частично выкопали (ноги еще в земле, я не могу ими пошевелить)

Аналогичного мнения придерживается психоаналитик Нина Сергеева. В то же время она подчеркивает, что практика самозахоронения лежала в основе обряда инициации у некоторых древних.

«Я слышала об этой практике от тех, кто ее проходил, — сказала она „Ридусу“. — Правда, самостоятельно, с помощью друзей и единомышленников, а не как платную услугу какого-то салона или кабинета. И люди давали очень восторженные отзывы, утверждали, что этот опыт их изменил полностью. Однако я не могу сказать с уверенностью, что он подходит каждому и не навредит. Антропологически в основе лежит первичный символизм перехода в мистическое состояние, некий мир верований человека».

Были, по ее словам, такие обряды инициации у некоторых народов. С точки зрения же классического психоанализа это своего рода попытка перезагрузить психику, вернуться в дородовое, внутриутробное состояние и выйти в объективную реальность заново.

Насколько это может на самом деле „обмануть“ психику — сложно сказать. Ведь в сознании не сохраняется опыт рождения. И на самом деле это довольно опасная затея, ведь мы не можем спрогнозировать, какой опыт хранится в бессознательной памяти о внутриутробном состоянии, какие именно страхи и стрессы могут проявиться и в какой мере. Я считаю, что это довольно рискованный метод работы с собой, — полагает эксперт.

Меня все еще выкапывают, тетя Валя счищает с меня землю и «принимает роды»

Страхи, которые испытывает при погребении человек, могут быть связаны как с клаустрофобией — боязнью ограниченного пространства, так и с тафофобией — боязнью быть погребенным заживо.

«Если смотреть терапевтически, то это межкультурный и очень распространенный страх, который берет свое начало от детских впечатлений — от того, что все, связанное со смертью, от детей прячут, табуируют, тем самым создавая ореол жути и запретности темы. Как правило, потом случайный фильм, статья или книга, где кого-то похоронили заживо, оставляет след, и чем впечатлительнее человек, тем сильнее и невротичнее его страх», — продолжает Нина Сергеева.

Если же говорить именно о фобии — то есть о той форме, когда человек боится ложиться спать, чтобы не впасть в летаргию, ложится в неудобной позе намеренно, чтобы не походить на умершего в гробу или просыпается от навязчивых кошмаров с захоронением заживо, то психоаналитически, опираясь на труды Кляйн или Гантрипа, можно предположить, что в подоплеке лежит острое навязчивое желание отделиться от матери, сепарироваться, обрести свободу от ее паттернов, ее мнения, потому что здесь можно рассматривать символ похорон как возвращение в матку.

«Практики захоронения можно так же рассмотреть с точки зрения сепарации от матери, — заключает психоаналитик. — Ритуал символического перерождения, избавления от довлеющего внутреннего взрослого».

Что ж. Мы были готовы сепарироваться от матери и обретать свободу. Лопаты для этого нам выдали.

Участница готова к закапыванию: вырыла себе могилу и держит трубку для воздуха у рта

С трубкой во рту и тельняшкой на голове

Мне могилка досталась уже подкопанная: здесь, на побережье Ладожского озера, самозахоронение проходило не в первый раз. Впрочем, предстояло ее углубить. Рядом со мной готовил себе «лежбище» немолодой мужчина Валерий, по его словам, мечтавший пережить опыт самозахоронения уже больше тридцати лет. При этом на эзотерика он похож не был: в компании искателей просветления он выглядел человеком случайным.

Читайте также:  Фиалка ав сердце матери фото и описание

Могила получилась не очень внушительной, чуть больше метра в глубину. Но картонная трубочка и вовсе была полуметровой. У остальных, кстати, в качестве трубочек в основном были обрезанные пятилитровые бутылки. Это удобнее: больше доступ воздуха. Мне с моей узкой длинной трубкой дышать было тяжеловато.

Светлана Пилатова и еще одна участница тренинга Людмила закапывают ее

Я надела дождевик, улеглась в могиле, приставила трубочку к губам и браво попросила:

— Ну что ж, закапывайте!

— А тряпочку на лицо? — поинтересовалась у меня Светлана. — Или ты хочешь, чтобы тебе землю прямо на лицо сыпали?

Нет, я не хотела! Лицо пришлось замотать тельняшкой. В правилах, кстати, указывалось, что с собой нужно взять полотенце для укутывания лица во время самозахоронения, но я как-то упустила этот пункт.

Итак, на лице была тельняшка, у губ была картонная трубочка, которую я держала двумя руками вертикально, и на ноги мне начали сыпать землю.

Продолжается процесс закапывания (закапывает Светлана Пилатова)

На ноги было не страшно.

Я вообще не страдаю клаустрофобией. Я больше страдаю хронической усталостью и нехваткой острых ощущений. Так что пока над моими ногами и животом рос слой земли, я была несколько разочарована отсутствием у себя иррациональных и рациональных страхов.

Но когда земля начала сыпаться на лицо и ее комья покатились по тоненькой тельняшке, иррациональные страхи не замедлили проявиться.

— Достаточно земли? — глухо поинтересовался голос снаружи.

— Нет, — пробубнила в трубочку я. — У меня палец торчит, насыпьте еще.

Земли щедро добавили.

Практически готовая могила. Если закапываемая захочет, ей могут насыпать еще земли сверху

Теперь мне предстояло лежать час. По истечении часа помощник, который все это время должен был дежурить над моей «могилой», поинтересуется, не хочу ли я продолжить.

Я прислушалась к своим ощущениям. Под землей было уютно и как-то остро ощущалось, что здесь меня никто не догонит с требованием внести правки в текст. Гармонию несколько нарушало шевеление под левой икрой. Я старалась не думать о том, кто бы это мог быть. Шевеление между тем не прекращалось. Я попробовала пошевелить ногой и обнаружила, что не могу этого сделать. Естественно: там слой земли надо мной достигал максимума.

Во время захоронения на ноги насыпается земли побольше — с ними ничего не случится. А вот на грудь сыпать много земли опасно, потому что человеку еще предстоит дышать. Когда первая эйфория от того, что я спряталась ото всех, включая начальство, кредиторов, налоговую службу и бывших мужей, прошла, я обнаружила факт, в общем, давно известный в биологии: при дыхании грудная клетка периодически расширяется. В воздухе она делает это без проблем, а вот для того, чтобы периодически расширять грудную клетку в земле, необходимо прикладывать некоторые усилия.

Минут сорок я пролежала без особых, впрочем, проблем, кроме затрудненного дыхания. Прошлые жизни не вспоминались. Я старательно подумала об этой (давно не видела маму, мало глажу кота). Потом начало ломить спину. Дно могилы получилось неровным, и, видимо, я легла неидеально.

Выкапывают участника тренинга, землю пока что счистили с лица

— Скоро уже? — провыла в трубочку я.

— Лежи, лежи, — отозвалась помощница.

Ну что ж, нас предупреждали о том, что задавать вопросы о времени не стоит. Я пыталась продолжить психотерапевтически думать о маме, но думалось в основном о спине. К тому же я замерзла. Так что сообщению о том, что час уже прошел, я обрадовалась.

Две женщины, показавшиеся мне самыми милыми и прекрасными на свете, разгребли землю надо мной. Хотелось их обнимать и целовать. Было жарко и вокруг росла черника. В целом ощущения были изумительные. Хотелось повторить.

Напарница закапываемого дежурит над его могилой, чтобы он в любой момент мог позвать на помощь, если что-то пойдет не так

Если вы тоже решите закопаться, то не повторяйте вот каких моих ошибок:

Тепло одевайтесь под землю и берите с собой достаточно длинный дождевик или полиэтиленовую пленку, чтобы в нее завернуться поверх одежды.

Берите нормальную обрезанную пятилитровую бутылку, а не длинную узкую трубку. И полотенце для лица, которое не жалко.

Не наступайте на других закопанных. Я наступила на одного человека, когда снимала. Два раза. Он потом сказал, что просветлился и все понял, но это все равно по ощущениям как ногой ударить в живот или в лицо, в зависимости от того, куда наступишь.

В отличие от других участников практики, я не вспомнила ни одной прошлой жизни и не поймала никакого просветления, но ощущения от самозахоронения и в особенности от последующего «рождения» на свет — очень интересная телесная практика. Если, конечно, не бояться. Или наоборот — особенно если бояться!

Корреспондент Sobesednik.ru на себе попробовала, помогает ли закапывание заживо в борьбе со страхами.

Закапывание — жесткая практика, которая помогает перебороть страхи, выйти из депрессии и открыть новую страницу жизни. Нашего корреспондента по ее собственному желанию закопали заживо. Вот ее впечатления от встречи с неизведанным.

Для тех, кто утратил вкус к жизни

Читайте также:  Яблоня орфей описание фото отзывы

О практике закапывания я читала много в интернете. Пишут, что закапывали себя заживо шаманы в Сибири, Тибете и на Алтае, а еще – древние славяне и мексиканцы. Это был способ снять отрицательную энергию, прикоснуться к смерти, чтобы научиться контролировать страх перед ней (который, как известно, главный человеческий страх) и обрести энергетическое и физическое здоровье.

В наши дни древний обряд превратился в экстремальный тренинг – его часто называют «Погребение и воскрешение», – который проводят психологи. Для кого он предназначен? Для тех, кто утратил вкус к жизни, находится в депрессии, кто хочет открыть новую страницу и кто хочет перебороть страхи, которые мешают ему жить. Закапывание – удовольствие не из дешевых. В среднем тренинг стоит 5 тысяч рублей. Но я настоятельно рекомендую не закапываться самостоятельно, а обратиться к профессионалам, иначе воскрешения может и не быть.

Закопать меня согласился психолог Александр ПОТАПЕНКО, автор проекта «Территория равновесия», у которого большой опыт таких тренингов. Закапывание, кстати, проводится летом и ранней осенью до наступления холодов и дождей. Александр закапывает своих клиентов в лесу рядом с подмосковным городом Лыткарино.

Копайте, Ольга, копайте

Вечером накануне тренинга мне было не просто страшно, а очень страшно. Я думала о червях, которые окружают меня со всех сторон, и о том, что там, под землей, мне не хватит воздуха и я задохнусь. Но бодрый голос психолога Александра по телефону заставил подняться и собираться в дорогу. «Одевайтесь потеплее», – предупредил он.

Александр встретил меня на краю леса, за спиной у него была лопата. Мы зашагали вглубь и, отойдя немного, нашли в лесу поляну с двумя приготовленными могилами, где тренер проводит закапывания. Он предупредил, что червяков точно не будет – могилы вырыты в песчаной почве, где они не водятся. Перед закапыванием Александр выяснил, есть ли у меня противопоказания (будьте внимательны – закапываться можно не всем!), в частности, нет ли у меня сердечно-сосудистых заболеваний. И задал вопрос: какие страхи я хочу унести с собой в могилу? Решили, что я закапываю страх одиночества.

Выкопать себе могилу я должна была сама. И не потому, что тренеру было лень. Копание, как мне объяснили, тоже имеет терапевтический эффект. Человек сам решает свои проблемы, никто, кроме него самого, в конечном итоге помочь ему не может.

Могилу мне нужно было вырыть неглубокую – меньше полуметра. Этого, по словам психолога, вполне достаточно. На меня надели костюм химзащиты, чтобы я не испачкалась, и противогаз – трубка выводится на поверхность и через нее закопанный дышит. Александр предупредил, что сказать «стоп» я могу в любой момент. Он меня услышит и раскопает. Вообще время закапывания индивидуальное: одним достаточно 10 минут, другие могут провести под землей несколько часов.

Тут не было ничего

Я легла в могилу ногами на север. Было страшно, и я начала глубоко дышать. Больше всего я боялась почувствовать на себе первый ком земли, и с тренером мы договорились, что он не бросит мне его на грудь, а осторожно положит в ноги. В настоящих похоронах первый ком земли – один из самых драматичных моментов, который означает, что всё, конец, земной путь человека закончен.

Александр кидал и кидал на меня землю, и я чувствовала, какая она тяжелая и как сильно давит на сосуды. Когда меня полностью закопали, наступила темнота. Мне не хотелось ни о чем думать. Я просто лежала и глубоко дышала через трубку. Там, наверху, была жизнь – летали самолеты, накрапывал дождик, шелестел листьями лес, а тут не было ничего. Вообще ничего. Через 20 минут я сказала «стоп» – и меня довольно быстро откопали.

За это короткое время мир вокруг меня преобразился: лыткаринский лес не казался уже таким скучным, а серый день таким ненастным. Не могу сказать, что я полностью избавилась от страха одиночества, меня до сих пор накрывает это чувство. Но в моем отношении к смерти произошел сдвиг. Как ни странно, это случилось не в момент откапывания, а значительно позже – недели через две, когда в газете я увидела свою заметку под редакторским заголовком «Пора привыкать к земле». Я осознала, что часть пути пройдена и от этого никуда не деться.

Могилы бывают разные

Закапывание популярно и на Украине. Там его практиковать стали даже раньше. Техника закапывания несколько другая. Могилу выкапывают глубокую, 1,5–2 метра, но человека не закапывают – в могиле натягивают горизонтально ткань, которая отделяет его от мира. В могиле проводят от 12 часов до нескольких дней.

Наркоманов тоже закапывают

Метод закапывания заживо используют реабилитационные центры для наркоманов. Человека, который отказывается признавать свою болезнь и лечиться, заколачивают в настоящий гроб. Перед ним выстраивается толпа плакальщиков со свечами в руках, между ними распределяются роли: есть «родственники», «коллеги», «друзья». Они произносят перед гробом монологи, которые тот, кто лежит в гробу, естественно, слышит.

«Священник» с крестом читает молитвы, гроб заколачивают гвоздями и засыпают землей. Через какое-то время вырывают и крышку снимают. Наркоманы говорят, что это реально страшно, тем более когда тебя хоронят без твоего согласия, но признают: «погребение» работает.

Дорогие читатели, не пробуйте это делать самостоятельно!

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector