У свиньи ноги или копыта

У свиньи ноги или копыта

Свинья — классическое парнокопытное, именно из-за этого она была причислена к нечистым животным. Читаем Левит, глава 11:

Так что парнокопытность при том, что свинья не является жвачным животным, сделали её нечистой для пищи иудеев.

А ещё можно посмотреть на фотографии и убедиться собственными глазами.

На худой конец можно заглянуть в Википедию, которая тоже относит свиней к парнокопытным нежвачным.

Копыт же у свиньи ровно столько, сколько у неё ног — четыре копыта "парного вида".

Перерастание копытца, приводящее к "ступням-шлепанцам", трещинам и отслоениям, на фоне чего развивается септический ламинит, имеет многофакторную природу.

Все прежние описания и здравый смысл склонялись к предположению, что разрастание копыт у взрослых свиней происходит, в основном, ввиду недостаточного из стачивания –либо из-за чрезмерной стесненности условий и недостатка движения, либо из-за слишком мягкой подстилающей поверхности, которая просто не способна служить абразивом для тканей копыт. Тем не менее, опыт нескольких десятилетий, а также нерегулярная природа этого явления у разных особей, на разных фермах и в разное время дают основание предположить, что все гораздо сложнее и не исчерпывается простым физическим стачиванием. Обычно, работает множество факторов. Настоящая статья, отталкиваясь от строения конечности, разбирает на примерах возможные причины возникновения проблем.

Рост копытца – анатомия и физиология

Копыто свиньи состоит из твердого рогового вещества, сформированного в виде стенки, и подошвы/пятки. В то время, как два основных копытца передней конечности имеют сравнимые размеры, внешние копытца задних конечностей имеют заметно большие размеры и кривизну, чем внутренние (медиальные). Как результат, наружное копытце задней конечности играет более значительную роль в плане весовой нагрузки. (Еще два пальца на каждой ноге не несут нагрузки и не имеют ярко выраженного распределения стенка/подошва. Тем не менее, они способны избыточно разрастись в некоторых ситуациях).

Исследования показали, что на задних конечностях стенки копытец растут приблизительно на 50% быстрее, чем на передних — это, очевидно, и породило мнение, что перерастание происходит из-за недостаточного стачивания. Рост стенки копытца происходит в копытном венчике (Изображение 1) и она постоянно поддавливается вниз, навстречу несущей вес поверхности. Поэтому, любое нарушение или изменение в копытном венчике или его функционировании отразится на росте копытца.

Изображение 1. Копытный венчик [стрелка]. Обратите внимание на неравномерный рост и растрескивание.

При том, что экстерьеры свиноматок и их стойки широко различны, нормальное положение у передней конечности является более вертикальным, чем у задних (Изображение 2). Хотя, положение последних широко меняется. С возрастом свиноматка начинает припадать на бабки, что меняет угол контакта ступни с полом. Частично, это может быть связано с дискомфортом, испытываемым на некоторых типах полов (Изображения 3 и 4), или быть результатом растянутых под нагрузкой сухожилий. Изменение наклона задней конечности может, конечно, уменьшить стачивание, приводя к перерастанию передней части копытца, особенно, внешнего (Изображение 5).

Изображение 2. Вертикальные передние конечности; скошенные задние конечности у свиноматки

Изображение 3. Вертикальные задние конечности у свинки

Изображение 4. Наклоненные бабки задней конечности свиноматки.

Изображение 5. Начальная стадия перерастания внешнего копытца задней конечности.

Рост копыт очень зависит от питания – как макро, так и микроэлементами. Что касается белка, рост будет зависеть от его правильных уровней и баланса аминокислот, особенно серо-ориентированных цистеина и метионина. Важную, с точки зрения роста копыт, роль играет множество микроэлементов, в т.ч.: цинк, витамин D, биотин и селен. Перебои с их поступлением (как и всплески), скорее всего, приведут к хаотическому образованию рогового вещества в копытном венчике, результатом чего станет неоднородная структура и растрескивание (см. Изображения 1 и 6).

Изображение 6. Задняя нога свиноматки второго опороса, содержавшейся на выгуле, с чрезмерным и неравномерным разрастанием копытец, с горизонтальными трещинами.

В дополнение, клиницист не должен забывать о той роли, которую могут играть везикулярные заболевания. Даже если болезнь удалось перенести, нарушения в копытном венчике вызовут деформацию копыта, а в экстремальных случаях приведут к полному слущиванию копытца.

Следует заметить, что вызываемый ацидозом ламинит, который, как считается, у молочных коров вызывает деформацию копыт и т.п., у свиней пока явно не диагностировался (нет свидетельств, что ферментация в задней кишке достаточно близко повторяет таковую в рубце, в плане индуцирования патологического ацидоза).

Читайте также:  Сколько дней растут вешенки в природе

Несколько примеров из практики

На только что открытой маточной ферме с выгульным содержанием на 600 голов в Восточной Англии, ВБ, в первый же год ее функционирования развилась проблема. Более 50% свиноматок второго опороса оказались пораженными перерастанием копыт, копыта росли неравномерно и имели, преимущественно (хотя и не только) горизонтальные трещины и сколы (Изображения 6 и 7). Состояние свиноматок, ранее отличное, перестало быть таковым, причиной чему были предположены затруднения с доступом к корму.

Изображение 7. Отделение дистальной части внешнего копытца свиноматки, обнажающее тонкий чувствительный слой под ним.

Стадо содержалось на травяном пастбище, на которое его выгнали в марте. Трава была густой и пышной, и к сентябрю многие свиноматки охромели. Весь период содержания на ферме свиноматок держали на диете, стимулирующей лактацию. У некоторых из них развился ламинит – как результат расслоения копыт и воздействия вторичных бактериальных болезней. Сорок пять свиноматок второго опороса из-за проблем с ногами пошли на выбраковку, еще 12 были забиты тут же, на ферме.

Предыдущие несколько лет на этом пастбище уже выгуливалось, без всяких приключений, несколько «сестринских» гуртов, происходивших из того же самого источника, поэтому, был сделан вывод, что основная причина проблемы — не в генетике.

Ввиду масштаба и уникальности проблемы, был принят ряд мер.

  1. Выбраковка пораженных животных.
  2. Перевод всего стада на новое поле, с которого недавно была смолочена озимая пшеница (т.е., лишение доступа к подножному корму)
  3. Разделение рационов, чтобы были обеспечены высокоэнергетический/высокобелковый лактатор (18% СП) и альтернатива – низкоэнергетический/низкобелковый (14% СП) рацион для сухих свиноматок. Пересмотрели и перерассчитали уровни кормления.
  4. Введение в оба рациона 40 мг/т 1%-ного биотинового премикса.

Интерпретация

Наблюдавшиеся патологии не были типичными для дефицита биотина (и, вплоть до наступления проблем с ногами, фертильность была отличной), однако посчитали, что дополнительный биотин лишним не будет.

Хотя анализ пастбищной травы не проводили, было предположено, что, учитывая высокое потребление белка во время супоросности (благодаря однорационному подходу), количество сырого протеина было для свиноматок как избыточным, так и несбалансированным.

В течение 6 месяцев после принятия перечисленных мер, в т.ч., дальнейшей выбраковки еще 80 голов при отъеме, проблема разрешилась, и стадо вновь стало функционировать нормально, а проблемы с ногами сошли к минимуму.

На откормочной ферме с безвыгульным содержанием на 250 свиноматок (со скромными уровнями продуктивности) обнаружили, что растет число возрастных свиноматок с развившимся симптомом «ступней-шлепанец», поражающим как передние, так и задние конечности. Проблема достигла критической точки, за которой последовала выбраковка пораженных свиноматок и доклад в соответствующие государственные службы по линии благополучия животных. Наиболее тяжелые наблюдавшиеся на ферме случаи показаны на Изображениях 8 и 9. На первом из них наглядно виден скол на копытце.

Изображение 8. Ступня-"шлепанец" передней конечности взрослой свиноматки при свободном безвыгульном содержании.

Изображение 9. Ступня-"шлепанец" задней конечности взрослой свиноматки на той же ферме, что и на Изобр.8. Также обратите внимание на оттопыренное дополнительное копытце.

Все поголовье на ферме содержится на соломенной подстилке, холостых свиноматок держат небольшими группами в загонах внутри корпуса. Для выскребания навоза имеется сквозной канал. Поголовье содержится на ферме уже 20 лет, ремонтный молодняк производится тут же, методом крисс-кросс. До начала 2018 г. описываемая проблема на данной ферме отсутствовала.

В процессе аудита фермы были обнаружены 9 свиноматок с патологически разросшимися копытцами, как минимум 3 из которых были в состоянии, не позволившем отправить их на бойню, в связи с чем пришлось подвергнуть их забою на ферме. Все случаи – у свиноматок пятого опороса и более.

Племкомпания, поставлявшая семя для производства ремонта, настаивала на том, что данная проблема не связана с генетикой.

Корма ферма производила самостоятельно, по рецептам, разработанным независимым нутриционистом. В то время, как для лактирующих и супоросных свиноматок применялись два отдельных рациона, рецепт для холостых был разработан, отталкиваясь от стоимости, и содержал 16% СП — исходя из того, что увеличив общее содержание белка, можно сэкономить на введении некоторых аминокислот (рацион для лактирующих свиноматок содержал более привычные 18%СП).

Кроме того, было похоже, что на каком-то этапе рацион, скармливаемый ремонтному молодняку, претерпел изменения, с целью экономии денежных ресурсов, поэтому возникло предположение, что недокорм свинок в фазе их развития накануне первого осеменения отрицательно повлиял на жировую прослойку на подошве, помешав отложению жира, что сказалось на походке молодых животных. Было совершенно ясно, что исследовать и изучать эти нарушения было уже слишком поздно, однако, могло так совпасть, что пораженными оказались именно эти животные.

Читайте также:  Как хранить курдюк бараний

Поскольку, у более молодых свиноматок таких проблем выявлено не было, посчитали, что необходимость каких-то перемен в кормлении или условиях содержания отсутствует. Выбраковка или эвтаназия пораженных животных сразу, как только у них провели отъем, устранили проблему и вплоть до сих пор о ней больше не сообщали.

В плане пораженных недугом свиноматок, содержащихся в ограниченных условиях (в клетях или на привязи), примечательно, что эта технология запрещена в ВБ с конца 90-х. До этого момента большинство ферм держало свиноматок на едином рационе, и можно лишь умозрительно предполагать, что перерастание задних ног, носило, скорее, не обычный характер, в частности, происходило не из-за ограниченности свободного пространства самой по себе, а частично могло вызываться неправильным кормлением, при котором использовался единый рацион для всех свиноматок, что не позволяло удовлетворить конкретные потребности свиноматок на различных стадиях лактации.

С точки зрения клинициста, перерастание копытец у свиноматок представляет собой угрозу — как благополучию животных, так и экономике. В то время, как во многих поголовьях проблема носит единичный характер и потенциально разрешается обработкой копыт, вспышки требуют к себе гораздо более серьезного отношения. Перерастание копытца, приводящее к "ступням-шлепанцам", трещинам и отслоениям, на фоне чего развивается септический ламинит, имеет многофакторную природу, при этом,

  • кормление
  • генетика
  • условия окружающей среды и состояние полов
  • физические нагрузки
  • болезнь
  • возраст

могут все играть свою роль. Очевидно, что традиционный подход – сваливать все на какой-то единственный фактор, будь это «генетика» или «недостаточное стачивание» — не выглядит идеальным и от него можно было бы и отойти.

Николая Булкина тяготило его отцовство. Это было, надо сказать прямо, несколько. утомительно. Но никому признаться было нельзя — не поймут. А то и осудят. А Николаю хотелось, чтобы его считали хорошим семьянином, честным и порядочным человеком. Он и сам себя таким считал. Только вот с детьми как-то не складывалось.

Был у Кольки всего-навсего один сын, рожденный в законной браке. Колька "обмывал пяточки" новорожденному наследнику сначала с друзьями, потом с сослуживцами, потом с соседями по дому. Гордился и пьяно хвастался, что нарожает еще нескольких. Забрав малютку из роддома, гордый отец не особо напрягался. В доме была суета, но хватало бабушек. Его заботой были походы за продуктами и прочими мелочами. К сыну он подходил только в принудительном порядке. Это когда пришедшим в гости друзьям вдруг требовалось поглядеть, как папаша справляется с младенцем. Ему немедленно вручали памперс и ребенка. И он справлялся, представьте себе. И весело хохотал вместе со всеми, если сын умудрялся обдуть его во время этой процедуры.

Сын подрастал, его надо было кормить, приучать к горшку, учить ходить, гулять с ним в парке. Николай и с этим справлялся. Он научился разогревать баночки с пюре и даже знал всех малышей во дворе.
Отпрыск был, по мнению Николая — рохля. В песочнице не мог отобрать свою игрушку у наглецов, высокой горки боялся и чуть что — с ревом бежал к маме. Разочаровавшись в сыне и отцовстве, Николай стал больше работать, позднее приходить домой, а потом и вовсе уехал в командировку за рубеж. Когда он вернулся, сыну было пять.

Мальчик хорошо говорил, не коверкая слов. На лбу его красовалась огромная шишка — сверзился с козырька подъезда. В детской висела боксерская груша, а все полки были заставлены какими-то монстрами, которые сын самостоятельно собирал из конструктора "Лего". Николай, поначалу малость прибалдевший от увиденного, быстро привык. Ко всему, кроме вопросов, которые все время задавал ему сын.

Сын Николая Булкина постоянно спрашивал о том, на что невозможно было ответить. Коля очень боялся, что сын сочтет его тупым. Тупым Коля себя не считал. Просто учился он давно и даже под страхом смерти не смог бы вспомнить закон Ома для участка цепи. Он даже параллелограмм от параллелепипеда вряд ли смог бы отличить.

Читайте также:  Надо ли поливать малину осенью

Николаю хотелось блеснуть перед сыном. Зауважал чтобы. Но никогда нельзя было знать наперед, о чем этот пацан спросит. Нельзя было подготовиться заранее, чтобы обстоятельно и толково ответить. К примеру, Булкин всю ночь читал о динозаврах, листал картинки, стараясь запомнить, чем отличается трицератопс от стегозавра. Утром привел сына в магазин, где присмотрел большого тираннозавра с дистанционным управлением. А мальчишка ухватил с прилавка игрушечную черепаху и стал спрашивать, как отличить, мальчик это или девочка.
— Не знаю, — краснея под любопытными взглядами молоденьких продавщиц, ответил Николай.
Сын глянул неодобрительно и замолчал. И так каждый раз.

Вчера повел Булкин сына в парк, на карусели. По дороге несколько раз опозорился. Сначала не смог ответить, почему на кленах не растут желуди и орехи. Потом сын спрашивал неприличное, которое перевести на русский детский Коля не сумел.
После сын завел с отцом серьезный разговор.
— Пап, — спросил он, — а как разобраться, у кого ноги, у кого лапы?

Поначалу Булкин обрадовался. Вопрос показался ему пустяковым.

— Сынок, — важно ответил Николай, — это не трудно. У людей — ноги. А у животных — лапы. Вот и все.
— Нет, папа, не все. Корова же, пап, животное? А у нее никаких лап нет.

Булкин заволновался. "Во влип, — думал он, — ведь точно, нет у коровы лап. И у свиньи нет. Свиная ножка. Баранья ножка. А! Понял, не дурак!"
Коля погладил сыночка по голове и изрек:
— Это потому, сынок, у коровы нога, что это домашнее животное. И у свиньи нога, и у барана. А лапы — это у диких животных. У зверей. Ррррры! Рычат которые.
Сын засмеялся и зарычал вместе с папой. Потом подумал и спросил:
— Пап, а кошка? Она же домашнее животное. У нее ноги разве? Собака тоже с ногами?

Булкин покраснел. Опять влип! Кошачья лапа, точно. Собака? Дай лапу, друг. Откуда ноги? Какой гад все так запутал?
Сын тем временем не унимался:
— Пап, у свиньи нога, ты говоришь. Она домашняя, свинья. А кабан, он же дикий? У диких — лапы. Значит, у кабана лапы? У зайки лапы, а у кролика ноги?

Отец молчал. Он лихорадочно соображал, как разделить животных с лапами на животных с ногами. С домашними и с дикими он уже промахнулся. На кого эти паразиты, вообще, делятся? На хищников и травоядных, о! Хищные — медведь, тигр, лев, волк — у них лапы. Травоядные кто? Олень. У него ноги, точно. Кони, ноги у них? Конечно, не лапы же. А слон? Ну откуда у слона лапы? Ноги, правильно же?
Булкин аж вспотел. Может, их надо на копытных поделить? У кого копыта — тот с ногами. У кого лапы с когтями, у того и есть лапы. С когтями.

Но мальчонку такой ответ не устроил.
— А обезьяны? — спросил он.
— Ну. У обезьян, похоже, руки и ноги.
— Пап, у кого ноги — тот с копытами, ты сказал. У обезьян копыта где?

Булкин снова задумался. Точно, сын его дураком считает.

Сын устал ждать ответа и привязался с вопросом о насекомых:
— А у паука, пап, лапы или ноги?
— У паука, кажись, лапы. А что?
— У всех насекомых лапы?

Булкин стал быстро вспоминать насекомых. У муравьев — лапы. То есть лапки. У стрекоз — лапки, у бабочек — лапки. Тут вроде без подвоха.

— Да, малыш. С насекомыми путаницы нет, у всех лапки. У всех насекомых — лапки. Понял? Запомни. Папа лучше знает.
— Понял, — кивнул ребенок.
"Ну, слава Богу, — подумал Коля, — покончили с этим вопросом. Ну и ребенок растет! С ума сведет, точно".

Вечером, когда Булкин укладывал сына спать, мальчик спросил шепотом:
— Пап! У всех насекомых — лапки. А чего тогда у сороконожки?

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector